Приход храма во имя Сошествия Святого Духа на апостолов - Ищите Бога! Ищите слёзно! Ищите люди, пока не поздно! И днём и ночью, в мороз и вёсны, Ищите Бога! Пока не поздно! Ищите всюду! Ищите каждый! И вы найдёте Его однажды! И будет радость превыше неба! Но так ищите - как нищий хлеба!!!
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
 
Ищите Бога! Ищите слёзно! Ищите люди, пока не поздно! И днём и ночью, в мороз и вёсны, Ищите Бога! Пока не поздно! Ищите всюду! Ищите каждый! И вы найдёте Его однажды! И будет радость превыше неба! Но так ищите - как нищий хлеба!!!

Дорогие друзья! Создан и начал свою работу новый сайт нашего прихода hram-kuragino.cerkov.ru

Наш любимый старый сайт также продолжит свое существование, но наполняться новой информацией не будет. Все новости и объявления читайте на новом сайте.hram-kuragino.cerkov.ru Очень надеемся, что новый сайт будет интереснее, и вы также его полюбите.

 

 

 

 

«Христос вернулся к Себе, вернитесь и вы!»

«Христос вернулся к Себе, вернитесь и вы!» — говорит свт. Григорий Богослов. Христос с Плотию Своею, сотканною из нашей плоти и всей плоти Земли, взошёл в Небо Пресвятой Троицы. На заре своего существования человек возмечтал стать богом, устремился взойти на Небо живым, но стал землёю, которая распадается.

Однако оттого, что он искал совершенства, хотя, обманутый диаволом, пошёл путём греха, разрыва с Богом, — Бог стал человеком, дал «знамения и в глубину, и в высоту», как говорит пророк Исайя (Ис.7,11), сошел в глубину ужаса и смерти этого мира, до дна ада, и этой безмерной любовью открыл путь в высоту. Он сошёл в глубины земли, — говорит святой Ириней Лионский, — чтобы найти заблудшую овцу, то есть творение, которое Он создал, и принести Своему Отцу этого обретённого человека. На горе Елеонской апостолы видели Его восходящим в земное небо, но Он взошёл в небо любви, соединяя Небо небес и земное небо.

Астрономические открытия XVII века показали, что физическое небо пусто, и это явилось соблазном для тех, кто ищет глубину и высоту вовне, в земном небе, на земле. Чего только не предпринимает мiр, чтобы достигнуть счастья на земле — тоже своего рода «земного неба»! Одна революция сменяет другую, но это всегда не более чем переворачивание «гробов покрашенных», потому что эти усилия отделены от Неба небес. Жизнь человеческая все более погружается в смерть и разделение, однако дары и призвание Божие непреложны, как свидетельствует апостол Павел (Рим. 11,29).

После сорокадневного праздника Пасхи дана нам новая радость — тайна Вознесения, не менее важная, чем тайна Воскресения. Вознесение — завершение Воплощения. Иисус Христос прославленный — теперь одесную Бога Отца. И это значит: в Его Божест¬енной личности присутствует всё человечество, каждый из нас, в уже преображённом состоянии. Какое будущее уготовано человеку! И основания этого будущего непоколебимы. Промысл Божий, замысел Его разделить Своё существование, полноту Своей жизни с человечеством начинает осуществляться здесь, преодолевая все преграды. Что вы стоите и смотрите на небо? Перед нами — долгий и высокий путь восхождения человеческой души и человеческой истории.

В празднике Вознесения мы созерцаем эту тайну человечества, сокрытого в Боге. «Возлюбленные! мы теперь дети Божий; но ещё не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть», — говорит апостол Иоанн Богослов (1 Ин.3,2—3). Однако невообразимое, невозможное — в действии, уже осуществляется. Мы не можем больше говорить о Боге, о радости и жизни Божественной, вечной, Троичной без того, чтобы не иметь в этой радости нашу жизнь, которая, как говорит апостол Павел, сокрыта со Христом. Невозможно уже думать о Боге, не понимая, что Он навсегда связан с тем, чем мы станем, и с тем, что мы есть сейчас, в нашем становлении. Божий Промысл, Божия забота о нас до самых Его глубин — ради славы Его и ради нашего спасения. Ради преображения Им сотворённого и с Ним навсегда соединенного нового теперь мiра, ради принятия нами всего, что есть Божие добро и человеческое добро, ради нашей борьбы против всякого зла и небытия. Всё совершил Господь, и перед нами открывается небо нашей свободы. Я принимаю Его во всей моей свободе, и я не хочу, не желаю, не принимаю никаких других пу¬ей, кроме пути Христова, отойди от меня, сатана!

Чем выше дар Божий, тем страшнее его отвержение. Бог стал человеком, чтобы человек мог стать богом. Только в Боге человек становится человеком. Но он может стать скотом или бесом. Может стать скотом, если будет жить только землёй, всё более отождествляя своё существование с материальными ценностями и растленной похотью. И может стать бесом, если, с помощью белой или чёрной, или какой угодно магии, будет устремляться в пространство, которое на языке православной мистики называется местом воздушных мытарств, в эту кажущуюся глубину и высоту, а не в небо Пресвятой Троицы. Вот перед каким безмерным выбором стоит каждый человек.

Всю человеческую природу, всё человечество вознёс с Собою Христос. Всех зовёт к Себе: «Приидите ко Мне все», — и самим естеством нашим, которое уже в Боге, и Божеством Своим, которое нераздельно теперь от нас, — всё человечество, всех вместе неодолимо влечёт к Себе, но каждого в отдельности, потому что бесконечна дарованная Им человеку свобода. «Бог всегда хочет стать человеком в тех, кто этого достоин, — говорит преподобный Максим Исповедник. — Пусть тысячу раз Христос рождается в Вифлееме — если Он не родился в тебе, ты погиб для вечности». Пусть тысячу раз воскресает Он и возносится на небо — если ты непричастен этой тайне, ты по-прежнему земля и в землю, в глубину её, которая у святых отцов на¬ывается адом, отыдеши.

Только после Воскресения наступает Вознесение. Только распятый со Христом и воскресший с Ним, только живой — жизнью, которая крепче смерти и ада, — может вознестись с Ним, по дару Его. Потому что наш Бог — не бог мёртвых, а Бог живых.

Но всякий дар Божий для нас — задание. И всякое избрание, которое даётся по любви Его, никак не заслуженной нами, — указание на то, чтобы мы других приводили ко Христу. Этот дар, который я получил, дан не только мне, но всему человечеству, которое живёт во мне, для всех других, кого я могу понять, взять с собою ко Господу в их единственности и неповторимости, никого не отделяя.

Время Церкви — время Воскресения, Вознесения и Пятидесятницы, до Второго Пришествия Христова. Господь возносится во славе и снова придёт на землю таким же образом, со славой. И мы знаем, чего это стоило Христу, и потому время Церкви — скорбный, крестный путь Земли.

Если мы на самом деле причастники Божественного естества, то Небо Вознесения может быть не отчуждённым для нас только тогда, когда мы видим Землю Христа, Его заплевания, заушения, оскорбления, Крест, гвоздия, копие и гроб. Только тогда, когда мы видим эти знамения присутствия Христова на нашем земном пути, совершается наш путь на Небо по тому же самому пути, по которому восходил на него Христос. Только приобщаясь Его любви до конца — в заповедях, в Таинствах и в скорбях, — делаемся мы способными быть с Богом. И ничто, кроме этого, не может вести нас в сокровенные глубины Бога — Отца и Сына и Святого Духа.

Земля, отделённая от Неба, разрушается, как тело, отделённое от души. Но не все отличают падение в бездну от полёта. Мы — христиане, оттого что мы Христовы, и имеем из чего, по-иному, чем строить будущее в свободе и благодати, которая даётся нам в веянии Святого Духа, превосходящего всякую меру наших сил, освящающего всё наше естество, душу и тело навеки.

 

Протоиерей Александр Шаргунов |

 

 

 

 

21 мая Православная Церковь отмечает День апостола и евангелиста Иоанна Богослова.

Апостол Иоанн Богослов — возлюбленный ученик Иисуса Христа и автор «Откровения Иоанна Богослова».

Иоанн, галилейский рыбак, сын Зеведея, пришел к Иисусу еще юношей. Он стоял при Кресте Спасителя рядом с Богородицей, а после Пятидесятницы (сошествия Святого Духа на апостолов) посвятил свою жизнь проповеди христианской веры.

Из кратких свидетельств других евангелистов видно, что Иоанн обладал очень пылкой натурой, сердечные порывы его иногда доходили до такой бурной ревности, что Христос вынужден был умерить их как несогласные с духом нового учения и назвал апостола Иоанна и его родного брата Иакова "сынами грома".

Вместе с тем, отличительными чертами характера Иоанна были скромность и наблюдательность, проникнутые тонким чувством послушания воле Божией. Всегда он был необыкновенно чуток к другим. Полученные извне впечатления редко обнаруживались в его слове или действии, но сильно и глубоко проникали во внутреннюю жизнь святого апостола.

Основная мысль всех его писаний сводится к тому, что Бог в Своем существе есть Любовь. Обращаясь к своим ученикам, Иоанн Богослов до последнего вздоха не уставал повторять: "Любите друг друга!".

 

В иконографии апостол Иоанн изображается кротким, величественным и одухотворенным старцем, с печатью полного спокойствия на челе и глубоким взором созерцателя неизреченных откровений.

Праздник установлен 21 мая по новому стилю в память о ежегодном появлении в этот день на могиле апостола тонкого праха, собирая который, верующие, по преданию, исцелялись от болезней.

 

 

 

 

Давно закончилась война. Давно с войны пришли солдаты. И на груди их ордена Горят, как памятные даты. Вам всем, кто вынес ту войну — В тылу иль на полях сражений, — Принес победную весну, — Поклон и память поколений.

 

Журнал Нескучный сад

                      

 Великий Пост

5-я неделя (воскресенье) Великого поста

Святая грешница

Наступило пятое, предпоследнее, воскресенье Великого поста (до Пасхи осталось две недели). Сегодня Церковь предлагает нам в качестве примера обратиться к жизни одной красивой женщины из Александрии Египетской. В молодости она была всем известной в этом портовом городе блудницей, или говоря литературным языком, куртизанкой. На первый взгляд это может показаться странным. Неужели в сокровищнице христианской святости мало других примеров для подражания – таких непорочных дев как Варвара, Екатерина (само имя которой переводится как «всегда чистая») и иных, с детства хранивших верность своему Небесному Жениху? Тем более, что «на панель» ее толкнула не нужда, как, например, Соню Мармеладову! Она сама признавалась, что, уйдя от родителей в двенадцатилетнем возрасте и потеряв чистоту, «неудержимо и жадно влеклась к мужчинам». «Я торговала собой не ради корысти. …Поступала я так, чтобы привлечь к себе бо?льшее число желающих. Это была моя жизнь: я почитала жизнью постоянное поругание своего тела». Тем более важно понять, почему же бывшая блудница вошла в троицу святых (вместе со св. Григорием Паламой и преподобным Иоанном Лествичником), ставших символами великопостного «училища благочестия»!
Разгульная жизнь падшей девушки продолжалась 17 лет. Однажды, шутки ради, Мария примкнула к паломникам, направлявшимся в Иерусалим, оплатив дорогу корабельщикам своим телом. Разгуливая по Святому городу и «охотясь за душами юношей», – как гласит житие, – Мария увидела людей, шедших в храм Воскресения Христова. Здесь хранилась величайшая христианская святыня – Голгофский Крест.
Вместе с толпой молящихся Мария вошла в притвор, но ее попытки проникнуть внутрь храма были тщетны. Какая-то невидимая сила отбрасывала ее с порога обратно. Наконец, она сдалась и отступила в угол притвора. «И тогда, – рассказывала она впоследствии, – мне открылась причина, по которой не дано мне было узреть животворящее древо Креста, ибо духовные очи мои озарило слово спасения, указуя, что мерзость дел моих закрывала мне доступ в храм. Я начала плакать и скорбеть, ударяя себя в грудь и из глубины души испуская стоны, и тут увидела над собой икону Пресвятой Богородицы». Обратившись к ней с молитвой, грешница смогла беспрепятственно войти в храм, а затем, вернувшись к иконе, получила откровение, услышав голос: "Перейди Иордан, и обретёшь блаженное успокоение!"
В храме святого Иоанна Крестителя у Иордана она причастилась, затем переправилась на восточный берег реки и исчезла из мира. Борясь с искушениями, Мария провела в пустыне другие 17 лет, прежде чем встретила первого живого человека – иеромонаха Зосиму, промыслительно уединившегося во время Великого поста именно в этом месте. (У монахов Лавры Святого Саввы существовал обычай проводить Святую четыредесятницу поодиночке и возвращаться в обитель к празднику Входа Господня в Иерусалим.) Он упросил Марию, ставшую теперь подвижницей, поведать ему историю ее жизни. Во время их совместной молитвы святая на локоть отрывалась от земли. Старец исполнился благоговейного трепета, со слезами обнимал ее стопы и просил у нее благословения. А Мария называла себя грешницей, не имеющей добродетелей, и просила у него благословения.
Они условились встретиться у Иордана, ближе к его монастырю, на следующий год, чтобы Мария смогла причаститься. По промыслу Божию, это случилось в Страстной четверг. Стоявший на западном берегу реки старец увидел, как Мария осенила Иордан крестным знамением и «пошла по воде немокренно». Приняв из его рук принесенные Святые Тайны, «она воздела руки к небу, стала стенать и плакать и вскричала: "Ныне отпущаешь рабу Твою, Владыко, по слову Твоему, с миром. Ибо видели очи мои спасение Твое!"». Тайный смысл этой Симеоновой молитвы был для Зосимы скрыт, потому что святая сама попросила его: «Сейчас ступай в свой монастырь, а на следующий год снова приди в то место, где я в первый раз тебя увидела. …И вновь по воле Божией увидишь меня». Старец возвратился, «исполненный ликования и великого страха, коря себя за то, что не спросил имени святой; однако надеялся сделать это в следующем году».
Придя через год в пустыню, он увидел в устье высохшей реки «ту святую женщину, лежащую мертвой; руки ее были сложены по обычаю, а лик обращен к восходу». Оплакав ее и сотворив погребальную молитву, он вдруг увидел начертанную на песке надпись: «Здесь схорони, авва Зосима, останки смиренной Марии и прах предай праху, непрестанно вознося молитвы Господу за меня, скончавшуюся в ночь Страстей Спасителя, по принятии Святых Тайн». Это означало, что она скончалась еще год тому назад через несколько часов после их второй (и последней) встречи, 1 апреля 522 года, в Великую пятницу. Могилу для ее погребения старцу помог вырыть огромный лев, охранявший тело святой.
Предание о жизни грешницы-святой хранилось в монастыре Зосимы, а позднее было записано как "Житие Марии Египетской, бывшей блудницы, честно подвизавшейся в Иорданской пустыне" (автор этого шедевра ранне-византийской агиографии – патр. Софроний Иерусалимский, †638 г.). Популярность жития засвидетельствована многочисленными переложениями и включением его в состав богослужения четверга пятой седмицы Великого поста (Стояние Марии Египетской, или Андреево стояние). Сюжет жития был использован И. С. Аксаковым в поэме "Мария Египетская".

Жизнь святой Марии Египетской рассматривается как двуединый символ деятельного раскаяния, преображающего все существо человека, и ответного Божия милосердия. Христианство глубоко «оптимистично»: здесь нет места надменной брезгливости по отношению к людям с «непоправимо испорченной репутацией» (как в светском обществе), или к «неприкасаемым» (как в кастовом обществе), и неимоверное казалось бы восхождение из невозвратной бездны греха к ореолу святости открыто и каждой современной коллеге Марии до ее обращения. Именно поэтому этой бывшей грешнице и посвящено последнее воскресенье Святой четыредесятницы (Сорокадневного поста), важнейшего покаянного периода православного литургического года.
Мария Египетская почитается у нас как святая "преподобная". Ее память по неподвижному (минейному) календарю – 1/14 апреля.

Изд. и лит.: Житие Марии Египетской, бывшей блудницы, честно подвизавшейся в Иорданской пустыне (VII в.) // Жития византийских святых / Перевод, вступит. статья и прим. С. В. Поляковой. СПб., 1995, с. 185–213; Селиванов Д. Б. Житие и служба Марии Египетской (автореф. канд. диссерт.). М., 1994; Преподобная Мария Египетская. Переславль-Залесский, 1997.

Ю. Рубан